Корчевников - Эфир и Матронушка

Дорогие братья и сестры! Перед Вами телепередача под названием — Верую — Эфир и Матронушка. Это видео из серии – жизнь знаменитых современников.

— Сегодня у нас в гостях популярный телеведущий Российского телевидения Борис Корчевников.

Здравствуйте.

 — Борис, мы очень рады вас перехватить между прямыми вашими эфирами. И рады, что вы приехали сюда, в литературное кафе при Сретенском монастыре города Москвы. Вы здесь, кстати, впервые?

Я здесь впервые. Хотя героев, фотографии которых здесь висят, хорошо знаю. О героях этой книги читал. Так что рад забежать.

— Очень хорошо. Да, действительно здесь стены увешаны портретами старцев Псково-Печерского монастыря из книги «Несвятые святые». Вот скажите мне, пожалуйста, как же вы выживаете в этом телевизионном «мейнстриме», как сейчас очень популярно говорить? К тому же вы и не скрываете, что вы верующий человек, что вы религиозный человек, что вы воцерковленный человек.

— Наверное, поэтому и выживаю. А без этого вообще не представляю, откуда было бы черпать силы, терпение, внутреннюю крепость какую-то, когда уже сил нет наполняться снова. Только поэтому. Без этого не представляю. Без церкви.

ВЕРУЮ — Эфир и Матронушка

Расшифровка телепередачи

— А вот каждый день вот эти прямые эфиры. Я примерно представляю, что это такое. Это же такая вертушка, из которой невозможно выскочить. Сама имею опыт работы на больших телеканалах. Это же и совершенно определенная обстановка. А вот скажите, каждый день вы входите в свою студию. Ведь что такое студия, сидящие там люди? Это своего рода мини-срез нашего общества.

Конечно.

— Вот по тем страстям, которые там кипят, по тому, как люди общаются друг с другом, какие слова они произносят.

— Что можно сказать о нашем обществе?

— Да. Вот за последние годы оно улучшилось или ухудшилось? Сколько уже вы ведете прямой эфир у нас?

— Почти три с половиной года. Знаете, интересный вопрос. У меня ощущение, что если общество и было когда-то больное (хотя я всегда боюсь таких обобщений), то сейчас – активно выздоравливающее.

Правда? Вы это чувствуете?

— Да.

Общество наше выздоравливает

И такой вывод можно даже сделать и из кипения страстей, из гнева и агрессии, которые возникают на этой площадке. Это всегда нравственная коллизия какая-то. Мы говорим очень часто о поступке каком-то, может быть, постыдном с точки зрения кого-то. Но мы показываем последствия этого поступка в жизни самого человека.

А все то, что возникает вокруг этого, вот та волна возмущения и негодования, это говорит о том, что этот поступок еще не стал нормой. Я хочу в это верить, по крайней мере. Я говорю о нравственных вещах: про отказы от детей, про случайную близость до брака. То, что очень часто приводит к человеческим трагедиям. Но эти трагедии всегда становятся в фокусе нашей программы. Я вижу все больше в людях очень четкие какие-то ценностные установки, нравственные установки. Короче говоря, понимание, что такое хорошо и что такое плохо.

А вот это столкновение ценностных установок на самом деле рождает информационную передовую. И вы солдат этой информационной передовой. Очень важна тут точка зрения (кочка зрения, как я говорю) журналиста: на какую кочку он встанет и посмотрит на ту или иную проблему или ситуацию. Особенно вы – каждый день прямой эфир, федеральный канал. Чем сформирован взгляд на ту или иную проблему, на того или иного человека, оказавшегося в студии. И конкретно Бориса Корчевникова.

— Хочу верить, что когда я в правильном состоянии, то сформирован христианством, сочувствием, участием.

Человек — это икона

У митрополита Антония Сурожского (здесь где-то есть его фотография, наверняка) есть такой образ, что каждый человек – это икона. Вы помните наверняка. Он все время его приводит. Каждый человек – это икона, и вот иногда мы должны за огромным количеством нанесенных столетиями реставраций слоев увидеть истинного человека, настоящую его личность.

Я стараюсь в каждом человеке разглядеть икону. Даже в том человеке, который, казалось бы, по драматургии ток-шоу выходит в амплуа плохого человека, в амплуа врага, в амплуа человека, который испортил кому-то жизнь. Себе же в первую очередь испортил. Вот как-то стараюсь не занимать ничью сторону, а просто помнить, что каждая душа – христианка.

Борис Корчевников в храме

Борис Корчевников в храме. Кадр из телепередачи Верую — Эфир и Матронушка

Путь к Богу

А откуда вы черпали христианские знания? И вообще, как они к вам пришли?

— В семь лет меня крестила моя крестная. Мама рассказывала, что я болел очень много. И крестная (она была актрисой театра МХАТ) сказала маме, которая во МХАТе работала: «Мальчик болеет, давай покрестим». Мама особенно не верила, особенно в церковь не ходила, но говорит: «Давай покрестим». Меня покрестили. Это был самый исход 80-х – 1989 год.

Крещение, кстати говоря, я помню. Смутно, но помню. А заодно и маму покрестили. И с тех пор хорошо помню, что верил в Бога я всегда. Но в церковь особенно не ходил, не понимал, зачем это нужно. То есть, я не понимал, что в церкви происходит. Что там самый близкий контакт с Богом. Но когда-то случалось, забегал подышать вот этой атмосферой, что-то сказать может быть Богу, о чем-то подумать, о чем-то попросить. Но верил.

Был период, когда вдруг начинал читать молитвы. Думал: «Вот буду «Отче наш» читать перед сном». Ребенком. Ну, ребенок еще. Потом в институте даже. Дальше, думаю: «Ну, еще и утром буду читать «Отче наш». Затем думаю: «Да ладно, все это ерунда. Не буду читать. Зачем я вообще крестик ношу?» Снял. «О чем это все? Не нужно». Молодость, журфак. Ну, как-то я не понял, зачем. «А что это помогает от чего-то? Защищает? Не понимаю. Лишнее». Снял. Потом походил, походил: «Чего-то не хватает, не знаю чего. Может крестика? Надену, поношу». Вот такая была моя вера до 23 лет. Я никогда Бога не отрицал.

Встреча с блаженной Матроной

В 21 год я уже работал на НТВ, я уже работал на нашем канале в службе информации, я делал репортажи, и там познакомился с одной женщиной. Как-то так случилось, мы пообщались, и она говорит: «Слушай, а у тебя там проблемы какие-то со здоровьем?» Я говорю: «Ну, есть какие-то, мелкие». «Тебе нужно обязательно съездить к святой Матроне Московской, она тебе поможет». Она так сказала, что стало любопытно.

Мы поехали к Матроне, зачем-то в 7 утра, в неслыханную рань. Была весна, рассветная Москва. Мы приехали туда, а там толчея народа. Думаю: «Ничего себе, в церкви так много людей, да еще в такую рань». Я сплю всегда обычно в это время. Встали в очередь к мощам. Я не понимал, зачем я туда пришел вообще. Исцелиться от моего маленького с детства нездоровья? Мне это было не нужно. У меня были проблемы с девушкой. Я тогда встречался, переживал. Мне хотелось, может быть, чуть больше какого-то успеха. Я только начинал свою карьеру. Хотелось какого-то положения, каких-то, может быть, денег.

Верую. Эфир и Матронушка

Верую — Эфир и Матронушка. Кадр из телепередачи

— Нормальные желания молодого человека, который ищет свой путь в жизни и вообще должен обрести такую твердую почву под ногами.

— И очередь длиннющая, часа два стояли. И вдруг в какой-то момент… Это был мой первый опыт встречи с чем-то… Я бы не сказал еще тогда – с Богом. Запомнил это на всю жизнь. Это был поворотный момент. Мы стоим. И вот я со всеми этими очень земными желаниями, предельно конкретными, карьерными, я вдруг заплакал в этой очереди. Навзрыд. Что со мной произошло? Для меня это вообще не свойственно было. Как будто бы я увидел всю свою жизнь со стороны.

Озарение

Вот мне 21 год, я жил очень далеко от всех заповедей, которые знал на тот момент. Очень далеко. И вот я вдруг в этом свете увидел себя. Было полное ощущение, что какой-то огромный прожектор откуда-то взяли. И вот я был в темноте, и всю эту темноту осветили каким-то огромным прожектором. И я разглядел все, всю свою жизнь. Это я сейчас пытаюсь найти слова, а тогда я их не искал.

То есть, момент истины где-то наступил.

Вот это то самое слово – момент истины.

У блаженной Матронушки. У мощей.

Да. Я совершенно точно понял: я не знаю, что это, но что здесь какая-то предельная правда. Правда обо всем: о человеке, о жизни, о мире, о вселенной, о смыслах, об истории. Правда обо всем. Одновременно открылся кругозор на 360 градусов. Вообще обо всем. Просто я несколько дней ходил оглушенный от этого чувства. Я стоял, плакал в каком-то вот этом откровении непонятном для меня. Плакал просто стоя в очереди. Проплакал очень долго.

Потом, кажется, мы доплыли до мощей, я приложился к ним и ушел с полным ощущением того, что что-то в церкви очень сильное есть. И это сильное – правда. Вот она, та самая правда, которую вообще стоит искать при любом вопросе твоей жизни. Вот здесь все ответы. Я не знал еще, на какие даже вопросы, но все ответы здесь. Вот это я твердо понял в 21 год.

***

На этом расшифровка телепередачи – Верую — Эфир и Матронушка, оканчивается. Продолжение смотрите в опубликованном видео. Также, братья и сестры, Вы можете посетить главную страницу нашего сайта >>